Это не понравится белорусским националистам

 

Абстрагируясь от охов и ахов примитивных националистов расклад у них там такой:

1. Белорусы древний центральноевропейский народ с тысячелетней историей. История Белоруссии во многом похожа на историю Польши. Было себе средневековое королевство с графами-князьями, замками-цехами, потом королевство разделили соседи.

2. После потери государственности белорусы столетия жили под игом. Сначала польским, потом русским.

3. В 20 веке начался ренессанс, Белоруссия получила автономию в рамках СССР, много пострадала от немецкого нашествия, с которым в рамках СССР же яростно сражалась, и наконец в 1991 году восстановила независимость.

4. С независимостью пока проблемы, потому что от СССР белорусам досталось национальное угнетение. Несмотря на сопротивление русифицированных властей, удаётся потихоньку возрождать тысячелетнюю культуру, прививать любовь к родному белорусскому языку.

5. Будущее Белоруссии понятно. Это вхождение в ЕС на правах суверенного славянского государства, развитие самобытной экономики и культуры, поддержание водораздела с агрессивным и полукультурным восточным соседом. С которым у Белоруссии мало общего не только в историческом, но даже в этническом отношении.

Конструкция в целом понятная, в истории часто встречающаяся. Я даже думаю, обречённая на успех.

Трудностей здесь две.

Первая трудность это очень слабая привязка мифа к реальности. Обычно легендирование опирается на какие-то факты. Натяжка и передергивание возможны. Но когда передергивания образуют цепь, это не легенда, а нескладушка. Акын едет на санках по лестнице.

Разберём Сказание по пунктам.

Конечно, в глубь веков можно помещать любые конструкции. Под сенью времён они будут смотреться более-менее натурально. Но в реальной жизни неумолимое время стирает исторические факты как ластиком. Если, например, на территории Белоруссии зарегистрировано 1 000 архитектурных памятников 19 века, то от 18 века должно остаться 100, от 17 – 10, а от 16 – 1 и то условно. Такой же должна быть пропорция защищаемых диссертаций по истории. Реально же ВЕЗДЕ государственные историки по векам распределяют свои усилия так: 100-50-10-50-100. На «десяточке» настоящая история кончается и начинается мифотворчество. Историк 16/15 века и ранее – государственный сказочник. Беда в том, что «десяточка» белорусов это 19 век.

Для того, чтобы выяснить, что действительно происходило на территории древней Белоруссии надо хорошо знать историю Польши. Но история Польши сама по себе весьма фантастична. Это периферийное государство Европы, возникшее сначала на бумаге. Например, польское дворянство в отличие от дворянства Европы было создано сразу, единым списком (гербовый принцип). В 19 веке, в момент складывания национальной историографии, поляки удивили мир пышным мегаломаническим бредом. Например, они всерьёз доказывали, что Польша это Иисус Христос, распятый четырьмя разделами и принявший на себя грехи человечества. Все польские летописи не просто подделаны, они часто написаны с глумлением и в стихах. И т. д. и т. п. Что было реально в Польше 16 века установить очень трудно. Скорее всего, там мало чего и было. Согласно названию страны: чисто поле. В 17-18 веке это район быстрой крепостнической колонизации. Магнаты забирали себе куски обороняемого от кочевников поля и заселяли его людишками, пригнанными из внутренних областей. В этот период дифференциация между русскими и поляками была незначительной, а дифференциации внутри русских не было совсем. В лучшем случае можно говорить о слабом различии между северянами и южанами, характерным для всех народов Европы. Южане это будущие украинцы, а северяне - белорусы и русские, совершенно идентичные.

Между поляками и русскими не было и религиозных различий. История католической Польши фальсифицирована польскими националистами 19 века. Население из-за слабого развития городов было мало втянуто в религиозную жизнь, а в верхах весь 17 век продолжалась борьба между католиками и протестантами. Похоже, что проводниками христианства в Польше были именно последние, а католики перехватили инициативу в 18 веке. Об истории православия в Польше я вообще говорить не буду. Это отдельная тема, слишком связанная с самим генезисом христианства.

«Великое княжество Литовское» никогда не было отдельным государством, это автономия Речи Посполитой. Также нельзя вести речь об отдельной истории России до периода размежевания смутного времени. В 16 веке это польская периферия, находящаяся под властью татарских кочевников. Сами кочевники, как им и положено, находились с оседлыми славянами в сложных отношениях. От набегов и господства до наёмничества и превращения в служилое сословие. Так называемое «воссоединение Украины с Россией» – это заключительный этап размежевания, уже не с двумя, а с тремя участниками (Турция). Отсюда лёгкость «перелётов» и быстрая смена границ, а также смешанный славяно-тюркский состав всех армий. Это делились СВОИ и делили территорию, которая стала представлять хоть какую-то ценность НЕДАВНО (после дикой земледельческой колонизации).

С лёгкой руки польских и русских националистов отношения между двумя народами подаются как череда беспрерывных войн. Это абсолютно неверно. Стабилизировавшаяся в середине 17 века граница между Польшей и Россией была мирная, отношения между двумя странами скорее напоминали дипломатию двух однорасовых государств, входящих в единое надгосударственное образование. Судите сами. Между Андрусовским перемирием и Барской конфедерацией 1768 года прошло 100 (!) мирных лет. Причём и события середины 17 века и поздние разделы Польши это во многом события внутренней, а не внешней политики. Как и польская смута в России начала 17 века. И поляки и русские поддерживали разные партии ВНУТРИ друг друга. Гигантская граница между Россией и Польшей практически не укреплялась – все силы шли на охрану южных и северных рубежей. Показательно, что мир между Россией и Польшей назывался ВЕЧНЫМ. Иными словами, граница между Польшей и Россией была виртуальной и легко пересекалась в том и в другом направлении. Её конфигурация была абсолютно неизменна 105 лет. Для этого региона Европы это до сих пор недостижимый рекорд стабильности.

Если говорить об устройстве классической Речи Посполитой, то обычно замалчивается, что это образование состояло не из двух, а из ТРЁХ частей: Великой Польши, Малой Польши и Литвы. Вот карта. Не нашёл нужной и пришлось раскрасить самостоятельно (что характерно).

Хорошо видно, что небольшое ядро – собственно Польша (закрашено красным), имела две огромных «украины» - северную и южную. Южная Украина (синий) в значительной степени состояла из пустых территорий, контролировавшихся условно, там было развито военное сословие, держащее оборону против крымских татар и турок. Эти территории (большая часть Малой Польши, отсюда потом «Малая Россия») почти не имели внутреннего самоуправления и подчинялась полякам напрямую, как славяне Цислейтании подчинялись немцам в Австро-Венгрии. На севере существовала автономия «Великое Княжество Литовское», «Транслейтания», населённая русскими и имеющая внутреннее самоуправление (серый цвет). Только в отличие от венгров из-за культурной близости местная верхушка была полностью онемечена (ополячена).

Вытянутость Малой Польши с запада на восток хорошо показывает направление колонизации. Так же вытянута Чехия-Словакия. Нетрудно догадаться, что и в метрополии «Великой Польшей» в узком смысле называли самые западные районы – Познаньщину. Мазовию с центром в Варшаве поляки длительное время считали окраиной.

Литва как часть Речи Посполитой, подобно Малой Польше никогда не была сформировавшимся самостоятельным государством. Сама Великая Польша возникла из конгломерата княжеств, но немногим раньше, так как иначе в ней наблюдался бы институт полисов и поляки смогли бы колонизовать городами побережье Балтийского моря. То, что это сделали немцы, свидетельствует о позднем происхождении Речи Посполитой. Это даже не 16 век.

В 17-18 веке в обход Польши – через Белое Море европейцы организовали второй центр консолидации славян – так возникла Россия. Славянская колонизация стала фокусироваться вокруг двух центров, что постепенно вызвало этнические и лингвистические различия. При этом не нужно преувеличивать и культурную автономию славянской Польши – она длительное время управлялась их Саксонии.

Различия сначала возникали наверху. Пока не было русского центра, выходцы из славянского субстрата везде становились поляками. Образованный протоукраинец или протобелорус это поляк. Позднее у субстрата появилась альтернатива – стать поляками или русскими. В принципе даже в 19 веке житель внутренней Польши вполне мог стать русским. Ведь и сформировавшаяся польская верхушка легко смешивалась с русскими и русифицировалась. Под этим углом зрения понятно кто такие белорусы. Это часть великороссов, до конца 18 века живущая в Польше – польские русские, также как в 19 веке в России жили русские поляки. Или так: южная часть восточных славян делилась на левобережных и правобережных украинцев. А северная часть - на белорусов и великороссов.

Проблема заключалась в том, что раздел Польши был в равной степени и аннексией и воссоединением. Екатерина сохранила польскую инфраструктуру на присоединённых землях, польское дворянство после присяги сохранило свою власть в Белоруссии и на западной Украине. Эти люди, - в общем МЕСТНЫЕ, - уже прошли польскую, а не русскую культурную обработку и кроме всего прочего пытались обработать под поляков слои русского населения. В контексте этого и возникли белорусы и белорусский вопрос. Это 20-30 годы 19 века.

Есть большие любители устраивать пляски бёдер вокруг некоего Литовского Статута, призванного доказать существование никогда не существовавшего белорусского государства.

Его история такова. Литовский статут был издан не ранее 1616 года на польском языке и представлял собой сборник законов литовской провинции Речи Посполитой. После присоединения Литвы и западной Малороссии русские власти сохранили Статут для местного делопроизводства. Однако русские чиновники часто не понимали польского языка, поэтому возникла необходимость перевода кодекса на русский. Это было сделано в 1811 году. НО. Даже в этом случае в юридическом смысле западные области России являлись сферой действия не общеимперских законов, а законов Царства Польского. Пока Александр I заигрывал с поляками и обещал им восстановление границ 1772 года в рамках имперской автономии, это было нормально. Но ввиду охлаждения русско-польских отношений началось завинчивание гаек. Сначала русские власти заявили, что перевод сделан с последнего польского издания, в котором много опечаток и разночтений с изданием 1616 года, а потом. Потом было заявлено, что на самом деле издание 1616 года было переводом с РУССКОГО. Русский оригинал об одном экземпляре как водится, тут же был чудесным образом найден. Якобы его напечатали в 1588 году в Вильне. После этого была создана государственная комиссия, заново переписывающая Статут в соответствии с оригиналом. Таким образом, Статут становился буферным правом Западного края, равноудалённым и от законов российской империи и от законов Царства Польского. Работа была завершена в аккурат к польскому восстанию 1831 года, когда новый Статут запретили печатать вообще. Потому что у поляков отняли и буфер. В 1840 году действие Статута было отменено. Вот такая печальная иллюстрация «государственной исторической науки».

Ко времени первого польского восстания относятся первые опыты зарождения белорусского языка и особой белорусской народности. Приоритет в создании из русских Западного края «белорусов» естественно принадлежит полякам. Русские власти уделяли большое внимание религиозному вопросу, стараясь интегрировать православное население Речи Посполитой в систему православной церковной организации Российской Империи. С этой целью. ладно, не буду говорить. Но они не работали на поле национальном и понятно почему. Национализм начала 19 века это удел высших сословий, а всё высшее сословие было давно ополячено. Белорусы это исключительно сельские жители, белорус, переезжающий в город, до середины 19 века становился поляком. Вот эти поляки с рвением неофитов и стали пытаться вести националистическую пропаганду среди западнорусского крестьянства. Особенно после неудачи восстания 1831 года. Характерной фигурой является Александр Рыпинский. Это польский националист, издавший в Париже книгу «Белорусь» (1840), затем переизданную в Пруссии. Писал он на польском, как естественно и другие «белорусы»: Барщевский, Чечет, Дунин-Марцинкевич и т. д. Но для иллюстрации существования отдельной народности белорусов они в польской транскрипции писали небольшие тексты на наречии, в основном - стихи. В период польского восстания 1863 года выяснилось, что подобная пропаганда имеет крайне вредные последствия – в некоторых местах польским повстанцам удалось использовать белорусов против русских войск. Объективно это была дикость, вызванная исключительной идеологической пассивностью властей в Западном крае. Ведь основой повстанческого движения были польские помещики, а Александр II только что ликвидировал крепостную зависимость.

Надо сказать, что опора на крестьянство это типичный приём польского сопротивления. В конце 18 века Костюшко сформировал отряд из мазовецких крестьян, вооружённых косами, раздал им офицерские звания и сам надел крестьянскую панёву. С тех пор воспевание подвигов «косинеров» стало общим местом польской националистической пропаганды. (Это к вопросу об истоках русского «народничества» и «хождения в народ».)

После восстания в Западном крае запретили печатание книг на польском языке. В ТОМ ЧИСЛЕ НА БЕЛОРУССКОМ, как разновидности польского. Это был простонародный русский, утрировавший естественные разночтения с литературным каноном и печатавшийся польскими буквами.

Одновременно правительство выделило большие субсидии на изучения фольклора и быта «левобережных русских». Труды белых людей через 30 лет были использованы новым поколением поляков, но, в общем, безрезультатно. Характерно, что выходившая после 1905 года газета белорусских автономистов «Наша нива» печаталась в двух вариантах: польскими и русскими буквами. Поскольку польский вариант никто не брал, с 1912 они перешли только на русский. Здесь не было никакого принуждения – после 1905 речь шла только о деньгах. Любопытно посмотреть на текст этого издания. Полагаю, он весьма мало похож на современный «бялорусский». Помню, как смеялся, когда прочитал украинские тексты, изданные в начале прошлого века. Это абсолютно русский язык с двумя-тремя разночтениями. Например, вместо «что» писали «шо». И радовались как дети.

Книги на белорусском стали издаваться только после 1917 года, тогда же была впервые издана грамматика белорусского языка (Вильно 1918). Заработал аппарат. В 1923 году в «Московском государственном институте музыкальной науки» была создана Белорусская песенная комиссия, написавшая 250 «белорусских народных песен». Был Высочайше утверждён список «народных танцев белоруссов», как то: леваниха, гневаш, мельник, бычок, метелица, воробей, трясуха, юрка, женитьба Терёшки, Антошка, кружок, чижик, подушечка, гусачок, лученица, толкачики, косец, березка, петушок унд зо вайтер.

Но это было только начало – создание белорусской культуры (коверкание русской) продолжается до сих пор. Время от времени в белорусском языке проводятся реформы, призванные как можно дальше отдалить его от русского. Ноу хау до боли незамысловатое. Берётся простонародный диалект русского языка, максимально прорисовывается, получается непонятно. Один из юзеров дал ссылку на стихотворение Янки Купалы «Мало их повесить» (о троцкистско-бухаринских извергах). Вот отрывки:

 


  • сдам квартиру сочи длительный

  • На главную
  • [© 2014 Историки