Белорусский историк: Ещё в XIX веке слово "белорусы" пытались исполь

 

"Слово "белорусы" населением Белоруссии массово никогда не использовалось - об этом можно судить по высказываниям академика Евфимия Карского, изучавшего данный вопрос", - заявила 19 ноября корреспонденту ИА REGNUM белорусский историк Мария Тарасевич. комментируя возобновившуюся в XXI веке дискуссию вокруг термина "белорусы".

Напомним, сегодня термин "белорусы" снова стал предметом осмысления белорусских учёных. В то время, как разработчики государственной идеологии (Владимир Мельник и др.) утверждают трактовку термина "белорусы" как общности граждан Республики Беларусь, возникшей на основе политической организации преимущественно славянского населения Белоруссии, сторонники "литвинизма" (Олег Кравцов и др.) предлагают "сменить историческую парадигму" и трактовать термин "белорусы" как "славяноязычный балтский народ".

По мнению Тарасевич, появление в научном дискурсе термина "белорусы" связано с терминами "Белая Русь" и "Белоруссия". Однако и с установлением границ данных регионов также не всё просто. В частности, она отметила: "В силу случайных причин Белоруссией был назван обширный регион Западной Руси лишь на рубеже XVIII - XIX веков. Определённые силы тогда же начали спекулировать словами "белорусы" и "Белоруссия" в своих политических интересах, вкладывая в них нужный им смысл и насаждая своё мнение населению Белоруссии. По сведениям некоторых источников можно судить, что в начале XIX века белорусами стали называть униатов. Во всяком случае, слова "белорусы" и "Белоруссия" использовались в антирусском, антироссийском смысле".

Не случайно, считает Тарасевич, в российском делопроизводстве XIX века стал использоваться термин "Северо-Западный край", а не "Белоруссия". Она отметила также: "Судя по бытующим у нас анекдотам на тему, как в тех или иных обстоятельствах ведут себя представители разных народов, когда русский оказывается самым смышлёным, наши люди по сей день считают себя русскими. Слово "белорусы", вернее - "беларусы" по сей день насаждается искусственно. Если сегодня наши граждане и пользуются им, то лишь для обозначения своего гражданства. Это что касается основной массы наших граждан, говорящих по-русски. Другое дело - та горстка граждан, которые считают себя "беларусами па нацыянальнасцi".

Отвечая на вопрос, как трактовали термин "белорусы" представители разных идейных течений начала XX века (время, когда термин окончательно закрепился) и авторитетные учёные, Тарасевич сказала: "Термин "белорусы" академик Евфимий Карский трактовал исключительно как название этнографической общности, живущей в регионе исторической Руси, названном Белоруссией и являющейся носителем одной из групп славянских говоров России. Но ни в коем случае не как обозначение национальности. Он доказывал сравнительную новизну термина "белорусы", отмечая: "В настоящее время простой народ Белоруссии не знает этого названия. На вопрос кто ты, простолюдин отвечает "русский", а если он католик, то называет себя либо католиком, либо поляком, иногда свою родину назовёт Литвой, а то и просто скажет, что он "тутэйшы" - здешний". Карский называл русский литературный язык общерусским - т. е. национальным языком, как тогда говорили, триединого русского народа: великороссов, малороссов и белорусов. В 1926 году Карский говорил, что для белорусов не нужно создавать специальный письменный язык, так как они прекрасно приняли русский. Бывшие тогда "у руля" БССР так называемые национал-большевики ("беларуския культурныя дзеячы") подвергли его остракизму и вынудили "признать ошибку". После чего он занимался лишь безопасной этнографией, а потом и вовсе уехал из БССР".

"Западнорусисты термин "белорусы" трактовали так же, как и Карский, подразумевая название этнографической общности, одной из ветвей русского народа. Так называемые нацдемы термин "белорусы" трактовали как название представителей якобы существующей на территории Белоруссии отдельной культурно-самобытной белорусской нации, - продолжила Тарасевич. - Советские партийные деятели послевоенной БССР термин "белорусы" в показушном порядке вынуждены были трактовать также, как и нацдемы. Но в то же время советские и партийные деятели вынуждены были идти на поводу у реалий - т. е. жить в возродившейся русской языковой среде и, вопреки тому, что заявлялось, пользоваться письменно и устно русским языком. Они старались быть своими этой среде".

Говоря о современной трактовке термина "белорусы", Тарасевич сказала: "Современные местные так называемые национал-радикалы трактуют термин "белорусы" также, как и их предшественники нацдемы. О том, какой смысл вкладывают современные госидеологи РБ, можно судить по нашим абсурдным реалиям в национально-культурной сфере, свидетельствующим: увы - такой же, как и нацдемы, и национал-радикалы. Видимо, при существующем положении дел в отделении гуманитарных наук и искусств НАН РБ по - иному они не могут. Можно судить и о том, что современные идеологи РБ, не решаясь затронуть названное отделение Академии наук (мозговой центр национал-радикалов) идут у них на поводу. И рискуют быть однажды оплёванными, как это случилось в 1991 году с советскими партийными руководителями - тогда под флагом лживых теорий своего мозгового центра национал-радикалы прорвались к управлению республикой. Похоже, что в последнее время дело идёт к тому, что подобное может повториться (Александр Лукашенко не вечен на посту президента)".

Тарасевич считает, что если к власти в Белоруссии придут национал-радикалы, то сотрудников нынешней "идеологической вертикали" ждёт незавидная участь - аналогичная той, которую довелось испытать советским партийным деятелям в 1991 году. По её словам, такое развитие событий вполне вероятно "если ныне госидеологи РБ не позаботятся о разоблачении лжи работников названного мозгового центра национал-радикалов, не позаботятся о должном узаконении нашей русской языковой среды в республике, не позаботятся об определении горстки носителей белорусского языка в правовые рамки нацменьшинства и лишением в силу этого белорусского языка государственного статуса. Чтобы термин "белорусы" в РБ и вне её означал и использовался лишь как политоним - т. е. как название гражданства РБ".

Как сообщало ИА REGNUM . 16 ноября Александр Лукашенко решил освободить министра культуры Белоруссии Павла Латушко от занимаемой должности и назначить его послом во Франции и постоянным представителем Белоруссии при ЮНЕСКО по совместительству. На протяжении последних лет года власти Белоруссии осуществляли ряд мероприятий, охарактеризованных белорусскими экспертами как "политика мягкой белорусизации", в реализации которой играет особую роль Минкультуры Белоруссии. Особое внимание уделяется снижению употребления русского языка во всех сферах жизни общества и государства за счёт расширения использования другого государственного языка - Минкультуры реализует соответствующий протокол поручений президента (в Белоруссии два государственных языка - русский и белорусский). В течение последних лет в Белоруссии повсеместно были заменены указатели населённых пунктов, улиц и даже схемы метро - таковые переведены на "беларускую мову" с транскрипцией на чешской латинице (по рекомендации Академии наук Белоруссии). Также активно участвует в реализации "политики мягкой белорусизации" министерство образования Белоруссии под руководством Сергея Маскевич а. Сторонники "белорусизации", комментируя отставку Латушко, с сожалением отметили: он был едва ли не единственным чиновником, который действовал в их интересах.

 



  • На главную
  • [© 2014 Историки