Литва (Лютва) - Беларусь исконная. » Статьи » Топонимиче

 

Топонимический казус понятия «Летува»

Историкам известно, что древнюю Беларусь наравне с племенами Кривичей, Дрыговичей и Родимичей населяли племена Лютичей (Велетов). Тех самых западных славян, населявших нынешнюю восточную Германию по течению рек Лаба, Одра и Висла, побережье Балтийского моря.

К потомкам Лютичей относят современных сербов и словаков. Но почему-то совершенно игнорируют литвинов, «окрещенных» Российской Империей в середине XIX века «белорусами». Хотя даже в начале 50-х годов XX века большая часть населения Беларуси в графе «национальность» записали «литвин». И это не смотря на сто лет работы «историков» над стиранием нации, попыток доказать, что литвинов нет, а есть только «беларусы» - вариация русских, разговаривающих на «поломанном» русском языке и не имеющих, в отличие от всех других славянских племен, собственонго названия, а лишь производное от «Россия». Вот только почему этот «поломанный русский» так похож на сербский и словацкий языки? Почему в нем так много одинаковых слов, которых совершенно не знает современный русский?

Вспомните традиционные фамилии населения Беларуси, заканчивающиеся на «ич». И сравните эти фамилии с фамилиями сербов и словак. Во время недавнего военного конфликта между Сербией и Хорватией участвовавший в десантной операции полковник десантных войск РФ Кардевич (уроженец Беларуси) был с радостью принят местными жителями как брат. Нашлись тут же и однофамильцы Кóрдевичи. У германизированных полабских славян-лютичей, проживающих теперь на территории Германии окончание «-ич» в фамилии изменилось на «иц».

Так какую же «литву» поэт Адам Мицкевич (уроженец Новогрудка) называл в стихах своей родиной? На какой такой «родной литовский» переводил Франциск Скарына библию? Как получилось, что образованное в Новогородке (современном Новогрудке) – территории исторического проживания Лютичей – Великое княжество Литовское вдруг стало считаться государством балтских племен?

Последнее утверждение историков нынешнего времени вызывает большую часть исторических нестыковок. Казус сродни тому, как Дакия стала современной Румынией (Romania), побывав в составе Римской Империи (Imperium Romanum). С той лишь разницей, что никому не пришло в голову называть современную Румынию «колыбелью Римской Республики». Что касается современной Литвы, то казусное утверждение именно подобного рода порождает великое множество тупиковых нестыковок. Вот некоторые самые крупные:

Княжество Литовское образовалось в Новогрудке - далеко от современной Литвы

Средневековые историки (английские, немецкие и даже российские) называли литовцев славянами, а литовский язык относили к славянской группе языков.

Все документы Великого княжества Литовского (включая Конституции, указы, грамоты и прочие архивные документы) писались на старобелорусском языке, имеющем намного больше общего с современным белорусским, чем с современным русским, и уж тем более не имеющим ничего общего с современным литовским. Этот же язык являлся государственным.

Великие князья Литовские говорили на старобелорусском, использовали его в официальной и личной переписке. К примеру, даже став королем Польши князь Ягайло до конца жизни так и не выучил польский язык.

Пресущее современной литовской истории превращение имен Великих князей Литовских в Альгердаса, Миндаугаса, Ягайласа, Ватаутаса, Радивиласа совершенно не достаточно для того, чтоб стереть славянское происхождение и славянские корни княжеских имен Миндовг, Войшалк, Ольгерд, Ягайло и Витовт Ольгердовичи, Родивил и пр.

Территория современной Литвы на всех средневековых картах обозначалась как Жмудь, Аукшайтия и Самогития.

После захвата земель современной Литвы Великое княжество Литовское стало именоваться «Великое княжество Литовское и Жамойцкое». И только после разгрома Золотой Орды и освобождения Киевской Руси княжество стало именоваться «Великое княжество Литовское, Русское и Жамойцкое».

Нет ни одного документа, написанного на современном литовском. Сам язык племен Жамойтии стал письменным только в 16 веке, не называясь при этом «литовским».

Исторический герб Великого княжества Литовского «пагоня» имеет славянские языческие корни и сам по себе является трансформацией Ярилы, традиционно изображавшегося всадником, скачущим на белом коне.

Вплоть до 10 октября 1939 года Вильно было славянским городом, входившим в состав Беларуси. И лишь после того, как его подарили современным литовцам, город был переименован в Вильнюс, а демографический состав населения был насильным образом изменен. Тем не менее, город до сих пор находится у самых границ современной Беларуси.

Основу населения княжества Литовского всегда составляли славяне – предки нынешних белорусов – именовавшие себя литвинами. И ни один исторический документ, как и сама история развития и расширения Великого Княжества, не дают повода обосновать возможность «оккупации» со стороны Жмуди.

Все нестыковки исчезают в одночасье, если признать, что Великое княжество Литовское было образовано племенами проживавших на данной территории Лютичей. Отпадает необходимость объяснять происхождение слов Вильно и Вилия (река, на которой был построен город), если вспомнить одно из исторических имен Лютичей – Велеты. Исчезает вопрос, почему первой столицей княжества Литовского стал Новогородок, если вспомнить, что одной из древних столиц Полабских Лютичей (Лаба – современная Эльба) был расположенный на западном берегу Балтийского моря Старгард, переименованный в 1157 году немцами в Ольденбург (Гольштиния). Становится вполне понятным и объяснимым языковое родство современных белорусов с другими потомками Лютичей сербами и словаками и единая система образования родовых фамилий, наличие шестиконечного креста как на гербе Словакии так и на гербе «пагоня», известного также как Крест Ефросиньи Полоцкой (по названию одной из культурных святынь белорусского народа, созданного в 1161 году). Это объясняет и происхождение исторического тотема Беларусов – волком, являвшимся тотемным животным у Лютичей (к слову, сравните «Велет» и славянские вильц, вiльк, воук, волк). До сих пор известны предания о полоцком князе Всеславе Чародее, способном оборачиваться в волка, до сих пор существует белорусский город Волковыск. Становится понятным, почему на слуцком диалекте белорусского языка вместо "литвин" используется слово "лютвин". И наконец, сам топоним «Литва» перестает казаться «балтским», получая более чем оправданное славянское происхождение: «Лютва» - страна Лютичей.

Так почему же, начиная с XIX века, история стала игнорировать эти очевидные факты? Для объяснения достаточно определить то, кто в те времена писал эту историю. Российской Империи было необходимо обосновать произведенный по сговору с Пруссией и Австрией захват «западных территорий» (продолжение политики «прорубания Окна в Европу») и в кратчайшие сроки ассимилировать местное население. Особенно эта задача стала важной после освободительного восстания 1863 года. После его подавления термины «Литва» и «литвин» были запрещены, а в книгах они были заменены соответственно на «белоруссия» и «белорус». Начала проводиться жесткая политика культурной ассимиляции, направленная на то, чтоб доказать местному населению «национальное единство» с населением Московии, а немалая часть этого самого населения (в том числе, к примеру, и предки великого композитора Шостаковича) была насильно переселена в центральную Россию. Наличие собственной культуры и национального самосознания было потенциально опасным, так как приводило бы к дальнейшему возникновению освободительных восстаний. К слову, массовое переселение местного населения в Россию случалось и раньше. К примеру, при войне Ивана Грозного (прозванного тут «Жахлiвым» - в переводе с белорусского «страшным») с Великим княжеством Литовским немалое количество жителей, в первую очередь образованных ремесленников, было насильно переселено в Московию.

Славянскость Великого княжества Литовского, как собственно и сама его история, мешала идеологии Российской Империи как колыбели славянских народов и культурной метрополии региона. Таким образом, полную великих побед и великих людей историю предпочли попросту уничтожить, язык объявить «мутировавшим русским», а население – «русскими, столетиями угнетавшимися и великодушно освобожденными Российской Империей для последующего включения в свой состав». В это до сих пор свято верит большая часть населения России, совершенно не знакомая ни с этой землей, ни с её историей, привыкшая смотреть на эту часть земного шара через призму национальной идеологии последнего столетия.

 



  • На главную
  • [© 2014 Историки